bibliotekar

Categories:

Про весь сериал разом. 1-2 сезон

Короче мне надоело, что меня обвиняют в том, что я все в открытом виде пишу, так что да, вот теперь я открою все это. Пусть хоть будет, за что обвинять. В конце концов это мой дневник, где я могу что хочу писать. Это моя картина мира, это то, как я все это вижу. Мне надоел этот бесконечный сериал. Для меня он закончился. 

Трейлер:

Короче мы с Совой придумали несколько лет назад понятие ЛВМЖ№, расшифровывающееся как любовь всей моей жизни № 1,2,3... 8...

Как потом выяснилось, Ролан Барт эту тему тоже придумал в своих "Фрагментах речи влюбленного", но наше определение более емкое. Ну правда когда ЛВМЖ№1, ты еще не знаешь, что это №1, а потом будут другие номера. На третьем начинаешь догадываться. Фишка понимания этого всего — в использовании. Эта своеобразная контролируемая влюбленность — ты ее используешь для невероятных свершений, чтобы обратить на себя внимание ЛВМЖ. В идеальном раскладе он знает о твоем существовании, но совершенно не заинтересован. Но тут очень важно удерживать все вот это на идеальном расстоянии. Потому что после того, как чувак реально обращает на тебя внимание, это уже перестает работать.

И очень легко перескочить из фазы "ой, он на меня посмотрел, боже, я классная" в "ой, он не отвечает уже 15 минут, блин, я что-то не так сказала".

А потом — что же. ЛВМЖ проходит, достижения остаются.

(тут может быть текст о том, что есть другие способы мотивировать себя. Да, конечно есть. Но по моему опыту самые большие горы я и окружающие сворачивали благодаря наличию какого-то вот такого ЛВМЖ. Правда тех, что были под номерами 1 мы еще не называли так, а называли мудаками, потому что ну как можно так долго не обращать внимания!)

Ну и важно не путать это все с отношениями, вообще про разное это.

Сезон 1. (зима 2016-лето 2017)

Главный герой событий первого сезона — моя подруга Л. Она художник-аниматор, режиссер. Одна из лучших выпускников нашего вуза. 

Мы познакомились, когда я училась в ШАРе, а она как раз выпускалась оттуда. Очень талантливый и быстрый аниматор, режиссер, художник, взяла меня, совсем ничего не умеющую на тот момент, к себе не мульт. Сказала, что последние два года читала мой жж и меня знает (я только вчера, когда вспоминала про Соню, посмеялась с этого факта). 

В общем начали с ней работать, а потом и тусить, у них был довольно дружный курс, да и мы тогда много выбирались на всякие движухи. Тесно тусили большой компанией, которая, впрочем, потихоньку расползалась, у всех появлялись дела после выпуска, ну и мы остались втроем — с Л. и еще одним ее одногруппником. Вместе работали, вместе готовили и пели песни, вместе даже жили какое-то время. Одногруппник через какое-то время тоже отвалился по совокупности причин, и в ее мире осталась только я. 

К этому моменту я была уверена, что Л. обладает как минимум социопатическими наклонностями. Она не реагировала ни на какие события эмоционально, шла по головам всегда и никогда не думала о каких-то последствиях своих действий на других людях. Я все время напоминала ей о них, но в большинстве случаев впустую. И самое главное, что заставляло меня об этом думать — это то, что она всегда знала, как лучше. Про каждого человека она всегда знала, что он должен делать так же, как она, хотеть того же, чего и она. И что для него лучше так, как лучше для нее. Моя мантра на тему «люди разные, разным людям нужны разные вещи» приобрела ежедневный ритуальный характер. 

В какой-то момент она работала на студии, где была супервайзером сериала, переделывая полностью все. В какой-то момент она посралась с продюсерами, вытрясла из них сколько-то денег (меньше, чем действительно стоила эта работа, но договоренности там были на еще меньшие суммы), гордо написала пост в фб, и решила, что в россии с таким подходом к сотрудникам ей делать больше нечего. 

Когда мы еще жили втроем вместе, у Л. умер отец. Он был лежачим инвалидом, и они не разговаривали около 10 лет, поэтому вкупе с ее безэмоциональностью и глобальным равнодушием, я не удивилась отсутствию у нее эмоций на этот счет, но ей пришлось вернуться домой к маме, чтобы оформить похороны и все вот это. Это все произошло в начале лета, а в конце Л. поехала на фестиваль и познакомилась там с товарищем Ф. 

Товарищ Ф. это второй персонаж бразильского сериала нашего. Он русский немец, живет в мюнхене, у него биполярка жесткая, он тоже аниматор и режиссер. 

Товарищ Ф. тогда был в депрессивном состоянии, и у него был мультфильм, на который он получил денег, но особо не мог начать его делать. Посмотрев на работы Л. и послушав ее нытье на тему того, что тут нет будущего, он предложил ей работу на своем мульте. Но деньги, которые выделены на мульт, идут из баварского кармана, поэтому официально он может их платить только жителю баварии. Поэтому под это дело можно разом и оформить рабочую визу, и получить работу в германии, стартовый капитал и четыре месяца на проекте, чтобы за это время найти жилье и стабильную работу. Л. обрадовалась, схватилась за этот вариант, тем более что товарищ Ф. даже в депрессивной фазе тянул на ЛВМЖ, ну и начала собирать документы на немецкую фриланс-визу. 

Я обрадовалась, что в ее жизни появились еще люди (по очевидным причинам ей тяжело давалась дружба) и цели, особенно с учетом, что я как раз переезжала в питер, и все должно было наладиться, но вдруг начался трэшак. Вот этот первый сезон, ничего особо не предвещающий, закончился почти два года назад. 

Следующий год напоминал фильм ужасов. 

Сезон 2. Серия 1. (лето 2017-весна 2018)

В общем начался вдруг пиздец. Л. коротая почти всю жизнь жила с мамой, да даже когда жила со мной, каждый вечер созванивалась с ней и по три часа болтала по скайпу, начала вдруг вступать в жесткие с ней конфронтации, утверждать, что та сводит ее с ума и издевается, начала резать себе руки ножом по линейке, присылать эти фотки и мол вот, это успокаивает. Раньше она считала, что депрессии не существует, пожив со мной и почитав умных книжек, приняла ровно обратную позицию — депрессия это исключительно биохимический процесс и лечится как грипп колесами. И типа вот она знает симптомы, и очевидно, что при возникновении их надо идти к специалисту.

Но тут ей не помогло это знание. Ну и отчасти она очевидно делилась с миром в лице меня что вот, вот так по-настоящему ей плохо. Ну и она даже отчасти гордилась и посмеивалась, что пропустила этап, где тебе грустненько и ты рыдаешь целыми днями, а сразу стало никак. Ну потом правда ее тоже довело до того, что она рыдала в комнате целыми днями. Мы с товарищем Ф. были призваны спасать ее от отчаяния.

Так прошла зима, весной я была на фестивале, когда случился очередной кризис и она на несколько дней перестала выходить на связь. Выключила телефоны, не появлялась в сети. В этот момент я начала нервничать, ну и впервые связалась с товарищем Ф., о котором знала только по ее рассказам. Вместе ее разыскали, все живы, но понятно было, что она на дне.

Я приехала в москву, отвела ее к психиатру, ей прописали колеса. Она их некоторое время пропила, стало легче, но как только стало легче решила что может контролировать все уже и без колес, и перестала их пить, или пила когда попало. Дальше продолжились скандалы с матерью, она решила, что так больше не может, и тут ей знакомая предложила пожить в их деревенском домике временно. В начале лета. Она взяла кота, компьютер и поехала туда. 

Все было замечательно, но на второй день внезапно и без предупреждения приехала свекровь знакомой. Тоже жить. Вступила в несколько конфликтных ситуаций, кот Л. залез в каминную трубу и там застрял, сама Л в панике изрезала себе все руки, я позвонила тому одногруппнику, с которым мы раньше жили все, а потом перестали общаться, попросила его приехать. Он нехотя, но приехал с валерьянкой и для Л. и для кота, вытащил его из трубы, в общем разрулили как-то. При этом Л. снова начала общаться с мамой по скайпу по несколько часов. Потом одногруппник уехал, и через несколько дней все повторилось. В итоге за Л. приехала моя сестра, собрала ее чемоданы, мы купили ей билет в Питер и отправили ко мне домой. 

Все это время она собирала документы для немецкой визы, товарищ Ф. помогал все оформлять, она работала на один проект их общей знакомой в мюнхене. Одной из причин ее психозов было то, что товарищ Ф. мог исчезнуть с радаров на несколько дней, и тогда она начинала сходить с ума на тему того, жив ли он еще, является ли все еще переезд уместной идеей, вдруг он решил, что не хочет больше с ней работать и так далее. По их переписке было понятно, что его триггерит очень сильно, когда его пытаются пинговать, особенно с вопросом мол жив ли ты еще. Я понимала переживания лизы, потому что да, общаться с человеком с биполяркой который может пропасть на несколько дней без объяснения причин, страшно, особенно когда ты на нем завязан. Но так же понимала, что она только делает хуже своими попытками достучаться по всем каналам и держать на привязи каждый день. 

В общем, мы оказались в питере. Незадолго до того, как все документы были собраны. И сразу после того как мы с соседкой случайно подобрали на улице подростков. 

Сезон 2. Серия 2. (май 2018-февраль 2019)

Незадолго до этой истории мы праздновали мой день рождения с соседкой, и на улице встретили подростков неформального вида, прыщавых таких, классических, потерянного вида, с синими волосами и всем сопутствующим. Мы решили восстановить кармические воздаяния и приютить частично одну из этих девочек, которую дома избивала мать, вот она периодически и стала у нас ночевать. Потом когда Л. приехала, я объяснила девочке, что гостевое место сейчас занято, и она появилась всего раза два или три. 

В целом все было довольно душевно и спокойно, потом я уехала работать в лагерь, где нет связи, и через неделю вдруг выяснила (через кучу сообщений Л.) что оказывается всю эту неделю приходила девочка-подросток и она раздражала ее всю эту неделю, и я срочно из лагеря без связи в три часа ночи должна решить эту проблему. Я сообщила, что сейчас я не могу этим заниматься, пусть попросит соседку. С утра я выяснила, что она написала посреди ночи еще одной моей подруге, которая тоже участвовала в истории с подростками, со словами мол «мне на тебя плевать, поэтому реши эту проблему». Естественно, была послана моментально, собрала вещи посреди ночи и уехала в Москву. Не помню, заблокировала ли она меня везде, кажется да. 

Мы не разговаривали месяц или два, потом она написала что-то по делу (не извинения, просто рабочие какие-то комментарии по анимации), и продолжили общаться как ни в чем не бывало. Эту историю она предпочитала не вспоминать, тут же уводила в сторону все события, которые касались ее приезда в питер. Прошел год с прошлого фестиваля, товарищ Ф. приехал еще раз, на этот раз волонтером. Познакомились с ним лично мельком, полчаса пообщались на открытии фестиваля. После чего я вернулась в питер. Л. на фестивале страдала, что девочки-волонтерши флиртуют с товарищем Ф., хотя при этом возмущенно сообщала что а чо я, нет, мне-то он не нужен, но это так некрасиво выглядит когда девочка так клеится, просто-таки фу. Мы еще с сестрой подумали — вау, живые настоящие чувства, ревность, от человека, который никогда ничего такого не испытывал, да и вообще никаких особо чувств живых людей не испытывал.

За прошедший год она раз пять ездила в мюнхен, ну и при любой возможности и необходимости куда-то лететь, брала билеты с пересадкой через мюнхен. Всегда приезжая в гости, но снимая отдельное жилье, чтобы не навязываться. В общем, после фестиваля документы были закончены и поданы. Началось ожидание. С одной стороны стало спокойнее, Л. почти не резала себе руки, не устраивала истерик, ныла по вечерам, страдала от того, что товарищ Ф. опять не отвечает, нормальная в целом жизнь. 

Параллельно во время переезда в питер я много времени проводила с прекрасным мальчиком И., с которым было очень много совместной работы, флирта, тусни и так далее. Все уже успели нас поженить, а в один прекрасный день он появился и сказал: «тебе наверное будет грустненько, но я так влюбился, так влюбился, ее зовут Оля». Ну и хрен с тобой, подумала я, разозлилась, не общалась с ним несколько месяцев, но потом постепенно вырулили общение на дружеское, тем более что много начали еще общаться в последствии в одной компании с ним и сестрой. Провозгласили себя «тремя идиотами», и вполне себе душевно сосуществовали.

А к этому моменту я съездила на другой фестиваль и нашла себе ЛВМЖ в Таллине. Л. говорит — о, а чо собственно тебе бы в Таллин не поступить? А и правда думаю, что бы мне в Таллин не поступить. Съездила в Таллин и решила поступать. Весной я собралась в германию по работе, и подумала, что заехать в Мюнхен к товарищу Ф. может быть неплохой идеей. 

Сезон 2. Серия 3. (март 2019-август 2019)

Весной я ездила по работе в германию, заезжала как раз в гости к Соне из пролога, а заодно подумала, почему бы не заехать на клуб аниматоров в мюнхен и навестить так хорошо знакомого мне заочно товарища Ф. Приехала, прекрасно затусили, второй раз в жизни у меня было ощущение, что я веду беседы с человеком, который просто разговаривая со мной делает меня умнее. С сестрой до этого было только так. Заценила, порадовалась за всех, уехала обратно в питер.  

Прошло 9 месяцев с подачи, и в июле ей одобрили визу фрилансера. В этот же момент товарища Ф. одобрили как волонтера и на этот год. Фестиваль начинаться должен был в питере, и мы договорились, что он может приехать за несколько дней до, и пожить у меня, раз уж я у него в мюнхене жила. В целом в перерывах мы не общались, только изредка по каким-то очень конкретным поводам. 

И. в этот момент уже явно подустал от своей Оли, и все чаще сбегал тусить со мной. Первое время, когда она только завелась, было отвратительно, потому что у него просто отказывал мозг. И он любую просьбу забывал через несколько секунд. И я оказалась из-за него застрявшей в Твери без средств связи и возможности выбраться, потому что он не мог за мной приехать (Оленька спит, вдруг она проснется), и обещал сказать другим, чтобы меня забрали, но тоже забыл, отвлекся на то, какая же красивая Оленька. В общем замерзшая и злая я только ночью выбралась из твери и с ним не разговаривала еще долго. 

Но с тех пор прошло полтора года, и теперь он тусил как прежде, преимущественно со мной. И в питере, и в лагере, где мы все работали снова летом, и на бессонницу и в финляндию. Потом еще с сестрой моей поехал в италию в тот же лагерь, ну и в целом почти все свободное время проводил с нами. Ничего такого — просто болтать, пить и веселиться.

И. — оператор, работающий со мной в лагере и живущий в питере из предыдущей серии. Очень милый и очень красивый мальчик с ужасными загонами. 

Все было очень хорошо до момента, пока я не пошла получать финскую визу. Это случилось как раз в тот момент, когда решили ужесточать получение визы, и весь питер разом рванул оформлять ее. Я провела в очереди четыре часа, переписываясь с Л. как обычно. И тут вдруг она начала истерику на тему того, что все эти люди, чо они приперлись туда, как будто эта виза что-то дает, какую-то свободу, а это не свобода, это обывательство и туризм. А в том, чтобы обрести настоящую свободу, нужно иметь смелость, это страшно чего-то менять. И вот Л. выстрадала, но получила все, что нужно для свободы, а мне дескать не хватит смелости, потому что одно дело в гости кататься, и совсем другое конечно все эти документы и язык. 

Тут, конечно, Л. не повезло, что она попала в период моей психиатрической гигиены, и я в ответ послала ее нахуй и перестала отвечать. Сама она несколько дней тоже не писала. Потом я получила от нее случайно пересланную мне же нашу же переписку. С комментарием, что вообще я это товарищу Ф. отправляла, но раз уж так получилось, то возможно мне стоило бы извиниться (самого извинения не последовало, но даже это уже невероятно было для нее). Но, опять же, ей не повезло с моментом. 

Сезон 2. Серия 4. сентябрь 2019

Тут надо сказать, что у нас действительно были достаточно хорошие отношения. Диалогов у нас практически не было, это всегда были два монолога, но мы рассказывали друг другу обо всем, устраивали кулинарные четверги, показывали друг другу сделанную анимацию. Было в этом общении одно но. У Л. сложные отношения с миром, и в ее сознании все отношения строятся на принципе сильный-слабый. И больше всего в жизни она боится оказаться в слабой позиции в любых отношениях, это для нее равносильно провалу. И она всеми способами как только теряет ощущение, что она сильнее, пытается его восстановить, как правило силой заталкивая партнера в слабую позицию. Оперируя манипуляциями и посылами, что она старше/опытнее/больше умеет/больше испытала и так далее. И ситуация с переездом она ровно была вот классической по теме. Вот я смогла, а ты не сможешь. Ну и раз у меня гигиенические озарения, я так ей и сказала. Мол, слушай, я не обижаюсь. Но отношения которые у нас выстраиваются, которые подразумевают, что я все время пытаюсь тебе доказать, что я не хуже тебя в чем-то, а ты это гасишь, это супер-нездоровая херня. Я не буду такое поддерживать, извини. 

На что мне был прислан ответ «если бы ты была по-настоящему взрослой, ты бы умела давать второй шанс». Таким образом я тут же получила понимание, что я все сделала правильно, и она действительно включает эти манипуляции как только боится. 

Тут же мне написал товарищ Ф., потому что она в бешестве начала писать ему, мол, все, караул, сошла с ума там. Спросил что случилось, и ну может дать ей шанс. Потом прочитал тот же абзац по сути, что и вы сейчас, согласился во всем, вздохнул, ну и мы закончили этот разговор. Л. заблокировала меня во всех соцсетях и через неделю переехала в Мюнхен. А еще через неделю ко мне в питер приехал товарищ Ф.

Приехал, весь самолет сочиняя злое письмо лизе, чтобы его не отправить. Потому что за эти пару недель она умудрилась его разозлить уже несчетное количество раз. Последний раз она нарисовала какой-то крутой эскиз для его мульта, а потом сказала «знаешь, у меня болит голова от таких ярких цветов, поэтому мы будем делать в чб» (а там предполагается как раз довольно кислотная стилистка, которую она до этого нарисовала). И таких историй он привез какую-то невероятную уйму. Мне жаль конечно Л, потому что я ее люблю все равно, но да, это все невыносимо. И товарищ Ф. сказал мол да, я тоже люблю Л. как друга и коллегу но это трэшак. В общем, выпили, пообщались, позвали И. в гости, ну а через пару дней с утра я написала сестре сообщение «Л. меня убьет». 

(на этом события второго сезона заканчиваются. потому что в третьем сезоне я видела всю ситуацию с другой стороны по понятным причинам. ну и там как раз началось то, ради чего я вообще начала все это записывать)


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded